Словарь по этике. Вернуться на главную страницу

 


Героизм — особая форма человеческого поведения, к-рая в нравственном отношении предоставляет собой подвиг. Герой (отдельная личность, группа людей, иногда класс, нация) берет на себя решение исключительной по своим масштабам и трудностям задачи, возлагает на себя большую меру ответственности и обязанностей, чем предъявляется к людям в обычных условиях общепринятыми нормами поведения, преодолевает в связи с этим особые препятствия.

Проблема Г. неоднократно ставилась в истории этической мысли. Некоторые теоретики прошлых веков (Дж. Вико, Гегель) связывали Г. исключительно с т. наз. «героическим периодом» в истории Древн. Греции, к-рый получил отражение в античной мифологии. Мифологический герой наделяется в преданиях сверхчеловеческой силой, пользуется покровительством богов и совершает подвиги во имя человечества. Веря в провидение, он не отделяет того, что совершено им самим, от того, что явилось следствием рока.

С т. зр. Вико и Гегеля, для Г. уже не останется места в совр. им условиях, когда для каждого человека сформулированы строго установленные нормы поведения, предполагающие равновесие между правами и обязанностями личности. Буржуазное об-во действительно исключает Г. из повседневной жизни людей, поскольку в нем господствует дух практического расчета и обывательского благоразумия, частное право и догматизм в морали. Однако и для утверждения буржуазных отношений в эпоху Возрождения понадобилась деятельность героев — всесторонне развитых и революционно мыслящих личностей.

Это была «эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености. Люди, основавшие современное господство буржуазии, были всем чем угодно, но только не людьми буржуазно-ограниченными» (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. 20, с. 346). Попытку возрождения идеи Г. предприняли буржуазные романтики (Ф. Шлегель, Т. Карлейль и др.), но в их трактовке понятие Г. приобретает сугубо индивидуалистический характер.

Их герой — это выдающаяся личность, возвышающаяся над «толпой» и обыденной повседневностью, не признающая общепринятых нравственных норм. Крайне реакционный смысл вкладывает в понятие героя Ницше: это «сверхчеловек», стоящий «по ту сторону добра и зла», порывающий с моралью «толпы». Впоследствии эти мотивы аморализма в карикатурном и бесчеловечном виде были перетолкованы в идеологии фашизма (учение о «высшей расе», к-рой «все позволено»; проповедовавшаяся Гитлером мысль, что фюpep освобождает своих подданных от моральной ответственности).

Иное толкование дали понятию Г. рус. народники в своей теории «героя и толпы». Они отрицали активную роль народных масс в истории, считая, что массы поднимаются на революцию, лишь следуя примеру отдельных исключительных личностей. Наконец, по-своему интерпретирует Г. экзистенциализм. Марксистское понимание Г. в корне противоположно буржуазному. Диалектика Исторического процесса требует, чтобы в определенные его периоды (напр., в эпохи революций) не только отдельные личности, но а широкие народные массы жертвовали своими частными интересами ради общего дела и совершали подвиги, нетипичные для «обычных» условий.

В. И. Ленин выводит понятие Г. из противоречивости условий в какой-то момент исторического процесса: с одной стороны, возникает настоятельная необходимость в решении определенных социальных задач, а с др. — существующие условия препятствуют этому. Такое противоречие возникло в первые годы Советской власти. «Получается...— писал Ленин,— порочный круг: чтобы поднять производительность труда, надо спастись от голода, а чтобы спастись от голода, надо поднять производительность труда...

Подобные противоречия разрешаются на практике прорывом этого порочного круга, переломом настроения масс, геройской инициативой отдельных групп, которая на фоне такого перелома играет нередко решающую роль» (т. 39, с. 21). Массовый Г., т. обр., связан с исключительными обстоятельствами в жизни об-ва, с переломными историческими эпохами. Такой эпохой всемирно-исторического значения является период перехода от капитализма к коммунизму в целом.

Поэтому задача победы нового об-ва, пишет В. И. Ленин, «ни в коем случае не может быть решена героизмом отдельного порыва, а требует самого длительного, самого упорного, самого трудного героизма массовой и будничной работы» (там же, с. 17—18). Марксистско-ленинская этика не делает принципиального различия между индивидуальным и массовым Г. Личный подвиг может сыграть роль почина, примера для мн. людей и перейти, т. обр., в массовый Г.

Героическая личность, как она понимается коммунистической нравственностью, исключает себя из общего правила лишь в том смысле, что берет на себя большую меру ответственности, чем предполагается обычными условиями, жертвует своими интересами ради интересов др. людей или об-ва в целом. В остальном же подлинный герой не делает для себя ни в чем исключения, в т. ч. и в подчинении общепринятым нормам поведения.

Назад | Тематический указатель | Вперёд
 




Героизм


 

2010. Словарь по этике.