Словарь по этике. Вернуться на главную страницу

 


Этика и социология (греч. ethika и лат. societas — общность, политический союз). — Допрос о соотношении этих дисциплин возник в связи с выделением в конце XIX в. из социальной философии С. как более конкретной общественной науки. До этого предмет Э. обычно понимался расширительно, включая всю область регулирования об-вом человеческого поведения, иногда охватывая даже сферу права.

В совр. же буржуазной теории, с одной стороны, мн. социологами предпринимаются попытки полностью свести Э. к С. и объявить философскую Э. ненаучной (Э. Дюркгейм и Л. Леви-Брюль — Аппробативная этика, К. Маннгейм, В. Парето и У. Самнер — Скептицизм этический, Дж. Мид и А. Смолл — Прагматизм).

С др. стороны, мн. философы, представляющие в Э. позиции формализма и иррационализма, склонны полностью отрывать предмет Э. от С. и считать данные и методы С. не имеющими значения для Э. В этом случае С. рассматривается как наука о причинно обусловленном и массово-закономерном в человеческом поведении или как изучение сферы «неподлинного» в бытии человека, области чисто внешних его зависимостей от социальной среды.

Сторонники такой т. зр. противопоставляют общественной науке философию морали (Метаэтика) или «практическую философию» — изучение мира «уникальных» ценностей (Интуитивизм); область иррационального, эмоционально-волевого начала в человеке (Неопозитивизм), сферу «подлинного» бытия человека в его «абсолютной свободе» (Экзистенциализм). Иначе к вопросу о соотношении Э. и с. подходит марксистская наука, отмечая, что как Э., так и С. изучают социальные механизмы регулирования человеческой деятельности, одним из к-рых является мораль.

На стыке Э. и с. возникают, с одной стороны, дескриптивная этика, а с др. — социология морали, исследующие действие нравственных норм в том или ином об-ве, нравы и их отражение в сознании социальных групп и классов. Но поскольку С. изучает лишь массовые действия людей и их закономерности в рамках той или иной социальной системы, индивидуально-исключительные действия (если они не оказывают существенного влияния на массовое поведение в данных условиях) могут рассматриваться ею лишь как отклонения от общего правила, но не с т. зр, их исторического значения.

Т. обр., С. морали не полностью охватывает сферу нравственности. Э. же, помимо тех массовых действий, к-рые становятся обычаем, исследует индивидуально-исключительные поступки и их мотивы, к-рые по своему существу выходят за рамки данной социальной системы и формации, обретают историческое или нравственное значение для последующих эпох, как проявления подвижничества и героизма, как высшие достижения и образцы человеческой нравственности.

Подобные поступки регулируются и мотивируются уже не общепринятыми нормами, а более сложными формами морального сознания — идеалами, понятиями добра, справедливости, совести — и утверждают образ жизни, отличный от распространенного в данном об-ве. Такова, напр., коммунистическая нравственность революционеров, борющихся за утверждение нового об-ва в условиях капитализма.

Поскольку критерии нравственности выходят за границы существующих в данный момент условий, отражают более широкие законы исторического развития, постольку предмет Э. в этом отношении шире, чем С.; здесь Э. смыкается с областью философии истории. Так, марксистская Э. опирается в своей теории на положения исторического материализма.

Назад | Тематический указатель | Вперёд
 




Этика и социология


 

2010. Словарь по этике.