Словарь по этике. Вернуться на главную страницу

 


Энгельс, Фридрих (1820—95) — друг и соратник К. Маркса, создавший вместе с ним марксистское учение: теорию научного коммунизма, философию диалектического и исторического материализма, научную политическую экономию. Философско-этические проблемы с самого начала осмысливались Э. в контексте критики классового, в первую очередь буржуазного, об-ва.

Постепенно преодолевая влияние морально-утопического критицизма левых младогегельянцев, Э. перешел на позиции научного историзма. Уже в 40-х гг. исходным пунктом его этической программы становится такое изменение характера человеческой деятельности, к-рое позволит уничтожить «раздвоение труда в себе самом», его отчуждение (т. 1, с. 557).

Последнему Э. противопоставляет свободную деятельность людей в будущем коммунистическом об-ве, где «труд станет своим собственным вознаграждением...» (там же, с. 558). Это не частное изменение, а глубочайшее гуманистическое преобразование всего социального мира; «Мы хотим устранить все, что объявляет себя сверхъестественным и сверхчеловеческим... В истории мы видим откровение не «бога», а человека, и только человека... Человек должен... сделать себя самого мерилом всех жизненных отношений... устроить мир истинно по-человечески...» (там же, с. 592—593).

Выдвигая задачу «свободного, самостоятельного творчества нового мира, покоящегося на чисто человеческих, нравственных жизненных отношениях» (там же, с. 593), Э. дает, хотя еще самую общую и абстрактную, характеристику коммунистического идеала. В совместно с Марксом написанной книге «Святое семейство» (1845) Э. принадлежит формулировка важного принципа марксистской философии человека! «История не делает ничего, она «не обладает никаким необъятным богатством», она «не сражается ни в каких битвах»! Не «история», а именно человек, действительный, живой человек — вот кто делает все это, всем обладает и за все борется.

«История» не есть какая-то особая личность, которая пользуется человеком как средством... История — не что иное, как деятельность... человека» (т. 2, с. 102). Классовой буржуазной морали, к-рая, так же как и право, представляет собой результат абстрактного толкования человека (там же, с. 211), Э. противопоставляет коммунистическую нравственность, неотделимую от борьбы за конкретную целостность человека (Всестороннее, целостное развитие личности).

В книге «Положение рабочего класса в Англии» (1845) Э. обратил внимание на тенденцию к формированию образованного, культурного рабочего класса, к-рой противоборствует буржуазное воспитание. Последнее «учит смирению, податливости и приспособлению... покорности своей судьбе» (там же, с. 462). В «Немецкой идеологии» (1845—46), написанной совместно с Марксом, прослеживается историческая природа нравственности, ее связь с конкретными формациями, классами и т. д., подвергается критике мораль и идеология классового об-ва.

Вместе с тем понятие нравственного субъекта Э. не отделяет от конкретных личностей и выступает против переноса его на формы социальности, взятые в отрыве от порождающей их человеческой деятельности (см. т. 4, с. 14). Глубокая критика с позиций историзма абстрактно-моралистической (Морализирование) этической концепции Фейербаха, его попытки создать новую религию дается в работе Э. «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» (гл. III, 1886).

Проблему соотношения классового содержания морали и общечеловеческих норм нравственности он рассматривает в «Анти-Дюринге» (1877—78). «...Мы утверждаем, что всякая теория морали являлась до сих пор в конечном счете продуктом данного экономического положения общества. А так как общество до сих пор двигалось в классовых противоположностях, то мораль всегда была классовой моралью: она или оправдывала господство и интересы господствующего класса, или же, как только угнетенный класс становился достаточно сильным, выражала его возмущение против этого господства и представляла интересы будущности угнетенных.

Мораль, стоящая выше классовых противоположностей и всяких воспоминаний о них, действительно человеческая мораль станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда противоположность классов будет не только преодолена, но и забыта жизненной практике» (т. 20, о. 95—96). Э, показал, что сведение нравственности к абсолютным неизменным требованиям антиисторично. Оно приводит в тону, что некоторому особенному содержанию придается всеобщее значение, а его особенность и преходящий характер не осознаются.

Столь же неправомерно и сведение нравственности к чисто функциональным и классово-служебный явлениям, ибо оно ведет к релятивизму и к отрицанию прогресса нравственного разума вместе со всей духовной культурой человечества. Э. положил начало критике экономического материализма, особенно его наиболее вульгарных проявлений. Последний толковал нравственность как придаток экономического общественного организма, взятого в отрыве от человеческой деятельности; тем самым он сводил нравственные критерии к критерию полезности и функциональной целесообразности.

Э. показал, что именно восстановление суверенных прав нравственного суда каждой человеческой личности над условиями жизни есть реальная задача коммунистического преобразования мира. Эта задача получает свое разрешение по мере того, как в революционном процессе рабочий класс сбрасывает с себя «всю старую мерзость» (т. 3, с. 70) и благодаря этому становится способным Создавать принципиально новый тип социальности — коммунизм.

Назад | Тематический указатель | Вперёд
 




Энгельс


 

2010. Словарь по этике.