Словарь по этике. Вернуться на главную страницу

 


Достоевский, Фёдор Михайлович (1821—81) — рус. писатель, важное место в творчестве к-рого занимают нравственно-философские проблемы. Разгром кружка социалиста-утописта Петрашевского, членом к-рого Д. был, арест, приговор и каторга, рост индивидуализма и аморализма в пореформенной России и безотрадные результаты европейских революций поселили в Д. неверие в социальные перевороты, усилили нравственный протест против действительности.

Развивая близкую славянофильству теорию «почвенничества», Д. отводил рус. народу особую роль в совершенствовании человечества. Он сосредоточивается на стремлении осуществить идеал «положительно-прекрасного» человека, ищет его художественное воплощение. В разработанной еще фр. материалистами теории «влияния среды» Д. не удовлетворяет снятие моральной ответственности с человека, объявленного продуктом социальных условий («фортепьянной клавишей», по образному выражению одного из героев Д.).

Взаимосвязь «обстоятельств» и нравственности не представляется ему всеобщим законом. Корни добра и зла уходят, по мнению Д., не столько в социальное устройство, сколько в человеческую природу и глубже — в мироздание. По убеждению Д., человек способен вырваться из детерминированной цепи и свободно определить свою нравственную позицию на основе верного различения добра и зла.

Толкование последних, предлагаемое теорией «разумного эгоизма» (Эгоизма теории), также не удовлетворяет Д. Он отвергает разум в качестве основания нравственности по той причине, что доказательность и убедительность, к к-рым апеллирует разум, не привлекают, а принуждают, приневоливают к определенному выводу необходимостью логики, упраздняя участие свободной воли в нравственном акте. Человеческой же природе, считает Д., свойственно стремление к «самостоятельному хотению», к свободе выбора.

При этом человеком движет или разрушительное своеволие, утверждающее свою свободу любыми способами, или чувство «восторга» перед красотой. Но Д. осознает двойственность красоты и для различения в ней добра и зла уповает только на совесть, обращенную к личностному идеалу, к-рый воплощен в образе Христа.

Бог-личность, по Д., один только и может искупить человеческие страдания и удовлетворить человеческую потребность в совершенстве, спасении и благе как всего мира, так и каждого отдельного человека, давая смысл его существованию и бессмертие. При этом Д. признает только свободную любовь человека к богу, не приневоленную страхом и не порабощенную чудом. Принимая религиозное понимание зла, Д. тем не менее, как тонкий наблюдатель, указывает его конкретные проявления в совр. ему жизни.

Это — индивидуализм, своеволие, т. е. утверждение своего «я» вне зависимости от более высоких нравственных критериев, приводящее иногда к самоуничтожению. Это — деспотизм, насилие над чужой волей, какими бы целями (удовлетворение личного самолюбия или достижение общечеловеческого счастья) носители этих качеств ни руководствовались. Это — развращенность и жестокость.

Попытки Д. связать гуманистический общественный идеал с личностным совершенствованием противоречивы. Его этика зиждется не на познании законов действительности и не на ориентировании нравственного суждения на них, а на воле к утверждению абсолюта. Д. предпочитает «оставаться со Христом, нежели с истиной».

Совр. экзистенциалисты видят в Д. одного из своих предшественников в понимании проблем свободы и личности. Кроме «Писем» осн. произв., в к-рых нашли отражение этические взгляды Д., являются «Записки из подполья» (1864), «Преступление и наказание» (1866), «Идиот» (1868), «Бесы» (1871—72), «Подросток» (1875), «Братья Карамазовы» (1879—80), «Дневник писателя».

Назад | Тематический указатель | Вперёд
 




Достоевский


 

2010. Словарь по этике.